Ноя
21

АНАСТАСИЯ АЛЕКСЕЕВА: «ЗВЕЗДА» СТАНЕТ СИЛЬНОЙ

Новости // ГК «Звезда»

Интервью разыгрывающей «Звезды» Анастасии Алексеевой, которое было опубликовано в программке к матчу с «Университетом».

Насте 22, она разыгрывающая «Звезды» и вице-капитан команды. Пока мы с ней беседовали, поняли, что хотя она и далека от идеальных габаритов игрока ее позиции, и ей не всегда хватает игрового опыта, как и многим другим в нашей команде, она уже зрелая личность, лидер по духу и умеет вести за собой команду. Она уверена в своих силах, а главное – уверена в «Звезде». И когда Настя говорит, что наша команда станет сильной, мы ей верим.

– Матч в Волгограде получился сумасшедшим по накалу. После финального свистка вся команда побежала к Алексею Гумянову. Какими были его первые слова в тот момент?
– Мы все были очень довольны тем, как сложился матч. Алексей Николаевич похвалил и поздравил с победой каждого игрока. Правда, толком порадоваться времени не было – нам нужно было бежать в раздевалку и собираться на поезд в Астрахань. Но эмоции, которые мы испытали, были невероятными, давно мы не получали такого удовольствия от игры. Все девчонки – молодцы, все отдали себя полностью. Мы были единым кулаком: тренерский штаб, скамейка, и те, кто был на площадке.

– В этой победе больше неудачи Волгограда и нашего везения или четкого выполнения установок?
– К этой встрече мы начали готовиться за две недели. Мы каждый день просматривали каждого их игрока: кто как играет, как обыгрывает, куда бросает, чтобы понять, как нам выходить против них и какую защиту выбрать. Еще нам помогло то, что мы больше хотели победить, и у нас было больше желания и мотивации.

– Каковы наши шансы на прохождение таких команд, как Волгоград, Тольятти и Астрахань в дальнейшем?
– Я думаю, что шансы равные, мы ничем не хуже. С этими командами мы можем бороться, и нам по плечу их обыгрывать. Нам есть, куда расти, поэтому дайте нам еще чуть-чуть времени. С каждой следующей игрой мы будем прибавлять.

– По вашим ощущениям, сколько времени для этого нужно?
– Если взять нашу игру на предсезонном турнире в Астрахани, где мы были совсем «зелеными», и игру, которую мы показываем сейчас, то уже видно, что картинка начинает прорисовываться, и прогресс есть. Мы с девочками играем всего три месяца, но у нас уже есть свои связки. Наша команда молодая, но идет уверенными шагами к сплочению и станет сильной.

– Как-то потом отметили победу над «Динамо-Синарой»?
– Отметить не получилось, но после игры нам дали выходной и первую половину дня разрешили провести так, как мы хотим. Многие пошли по магазинам. Я лично порадовала себя покупкой новой одежды. А вечер у нас завершился командным походом в кино. Все это и было маленьким поощрением за победу.

«НЕМНОГО В ШОКЕ ОТ НАГРУЗОК»

– Теперь об игре в Астрахани. Какой момент матча вы назовете решающим, где мы упустили возможную ничью или даже победу?
– Мы провалили начало, потому что допустили много потерь и не забили выходы один на один. К концу первого тайма встрепенулись, а во втором – они начинали играть в активную защиту, и мы оказались к этому не готовы. У нас было очень мало времени на подготовку к Астрахани, просмотрели их всего несколько раз. В итоге, мы уступили с разницей в один мяч. Могли вытащить игру, но в конце матча был спорный момент. Мы не вправе обсуждать действия судей, но у противника была игра в ноги, могли назначить девять метров, а потом этих секунд и не хватило, чтобы сравнять счет. Хотя мы и так всю концовку второго тайма догоняли и сократили отрыв в пять мячей. Кроме того, у нас была психологическая усталость после победы в Волгограде, где мы оставили все эмоции, что тоже повлияло на результат. Но мы еще встретимся с «Астраханочкой» в чемпионате. Надо будет доказывать, что этот результат не показатель нашего уровня и возможностей.

– Поражения в один мяч всегда очень обидны. Как быстро вам удается забыть о них, и что для этого нужно?
– После таких поражений каждый начинает ковыряться в себе: «Вот если бы я в том моменте забила… Вот если бы я сделала это или то…». Лучше проиграть в десять мячей, чем в один, когда победа так близко. Но мы проиграли, значит, надо больше работать. Я уже посмотрела свою игру, знаю, где виновата и какие ошибки допустила. По приезду из Астрахани нам дали выходные, которые мы провели со своими родными и близкими, и это помогло морально восстановиться. Моя семья меня поддерживает несмотря ни на что.

– У многих спортсменов после игр по инерции продолжается взбудораженное состояние: им очень тяжело уснуть из-за высокого адреналина, они с трудом гасят состояние повышенной активности. Вам это знакомо?
– Так и есть. И даже не имеет значения, выиграл ты или проиграл. Я всегда очень плохо сплю после матчей. В голове нет ни одной мысли, просто какая-то бессонница, хотя лежу без сил. И только потом тебя начинают мучить мысли. Сейчас, например, у меня постоянно перед глазами один эпизод из игры с «Астраханочкой». Вижу его снова и снова и думаю: «Бли-и-и-н, нужно туда было бросить! Почему я так не сделала?» (смеется). Эта картинка догоняет тебя всякий раз, когда ты остаешься наедине со своими мыслями.

– В октябре команда тренировалась в жестком режиме и, как сказал Алексей Николаевич, в матчах со Ставрополем и Уфой нам не хватало легкости. В Волгограде и Астрахани она появилась?
– Да. Если взять игру с Уфой дома, то мы еле выбегали. Но, видимо, на то и был расчет, чтобы подвести нас к пику формы именно к двум важным играм в Волгограде и Астрахани. Я делаю такой вывод, основываясь на своих ощущениях, на качестве и результатах этих основных матчей.

– Как вы справляетесь с нынешними нагрузками? Сталкивались с таким объемом работы раньше?
– Сталкивалась очень давно, когда в «Звезде» были хорваты. Но, возможно, это необъективное суждение, потому что тогда я была еще совсем маленькой и, наверное, любые нагрузки были тяжелыми для меня. А сейчас я… как бы правильно сказать… немного в шоке (смеется) от того, как мы все это переносим. Не знаю, как нам это удается. Бывают такие моменты, когда приходишь домой и думаешь: «Все, я ничего не хочу, я устала», но с утра просыпаешься и идешь работаешь дальше.

– А как себя мотивировать на эту работу? На одном напоминании себе, что ты профессионал, далеко не уедешь, мы все люди.
– В меня очень верят мои родители и близкие люди. Они хотят, чтобы я играла, болеют и переживают за меня. И мне это дает сильнейший стимул. Не то, что я не могу их подвести, но я хочу их радовать. Поэтому я встаю по утрам, беру себя в руки и иду на очередную тренировку.

– В нынешнем сезоне календарь составлен так, что команды проводят по два матча на выезде, тогда как раньше почти всегда строго поочередно играли «дома – в гостях». Какой вариант вам нравится больше?
– У меня двоякое чувство по этому поводу. С одной стороны, хорошо, что мы уехали, провели две игры и вернулись домой, а с другой, это очень тяжело, особенно когда предстоят матчи с важными соперниками. Съездить на две игры с Волгоградом и Астраханью – не то же самое, что съездить на две игры с командами ниже уровнем.

«ЭТОТ СЕЗОН КРУТО ПОМЕНЯЛ ВСЕ»

– Благодаря двойным выездам в поездке появляется время не только для тренировок. Как команда относится к идеям сходить в кино или на экскурсию? И как проходит выбор, куда идти?
– Мы не знаем своего расписания. Тренер сам решает, что и когда у нас будет. Обычно на выезде у нас такое расписание: обед, тренировка, прогулка, просмотр. Обязательно сон, и чтобы никто нигде не лазил (смеется). Если есть свободное время, то тренер озвучивает идеи, и мы уже все вместе решаем. Команда, как правило, обеими руками за мероприятия.

– Вика Климанцева и Настя Листопад сошлись во мнении, что Алексей Николаевич буквально живет командой. А сами игроки прониклись этим командным духом и сплоченностью?
– Мне кажется, так и надо было делать. У нас очень много новых игроков, с которыми мы не общались раньше. То, что делает тренер, помогает находить взаимопонимание и в игре. Надо понимать, что до этого у нас в команде были серьезные возрастные различия, а сейчас все девочки примерно одного возраста, и мы стали ближе: помогаем и подсказываем друг другу на тренировках и в жизни. Коллектив оживился. Больше нет такого, чтобы игроки приходили, тренировались и расходились обратно по своим норам. Стало проще и свободнее, мы все равны. Мы даже можем поругаться на эмоциях на тренировке, что-то высказать друг другу, но никто не обидится, потому что все знают, что все болеют за дело. Мы можем и тренеру подсказать, как лучше сыграть с определенным соперником, как нам комфортнее. Он не может знать всего, что происходит внутри коллектива. Он открыт для диалога и предложений. Раньше такого не было, а игроки, такие как я, вообще мало играли. Этот сезон круто поменял все.

– Если говорить об игровых моментах и тренировочном процессе, чему новому вы научились за эти четыре месяца работы с Алексеем Гумяновым?
– В тренировочном процессе я узнала для себя очень много нового. Если у нас небольшой перерыв, мы обязательно идем в качалку или проводим физтренировки, которые помогают поддерживать форму. Нельзя съездить один раз на сборы и без подпитки сохранять то, что ты наработал. Очень много стали играть в гандбол на тренировках, проводить спаррингов со второй командой. Такие игры идут на пользу, потому что мы сразу видим все наши недочеты и как их исправить. Я стала более уверена в себе. Конечно, большую роль в этом играет то, что я получаю много времени на площадке. Мне нравится, как Гумянов относится к игрокам, как он радуется и переживает вместе с нами. Да вы сами видели это на фотографиях Васи. Что творится на скамейке! Смотришь эти снимки и понимаешь, что именно ради таких эмоций хочется играть и побеждать.

– Во всех матчах сезона вы выходили в стартовом составе. Уже привыкли к тому, что начинаете игру с первых минут и являетесь, по сути, основным разыгрывающим?
– В конце прошлого сезона мне тоже доводилось начинать игры с первых минут. Все это было на фоне сумасшедшего давления со всех сторон, из-за чего я очень сильно волновалась и переживала. Просто ужас был. Сейчас мне проще, хотя небольшое волнение все равно присутствует. Но мы уже провели достаточно игр, чтобы привыкнуть к своей новой роли. Помогает и то, что рядом свои молодые девчонки. При этом я хорошо осознаю ответственность, и если мы проигрываем, я очень сильно виню себя.

– Что нужно, чтобы вы больше бросали сами, и требует ли этого от вас Алексей Николаевич?
– Требует. У меня бывают ситуации, где я могу бросить, но пока я не очень хорошо их вижу. Тренер говорит, что мне надо бросать, но также говорит, что мне надо и разыгрывать, потому что все комбинации начинаются от меня. Если я буду передерживать мяч или сама бросать, никакой командной игры не получится. Я понимаю, что возможность бросить бывает чаще, чем я ее реализую. Я могла бы бросать больше, но пока не получается, не всегда вижу нужный момент. Это то, что приходит с опытом. Мне нравится больше обыгрывать (смеется).

«БОЛЬШЕ НЕ ХВАТАЕТ ГАБАРИТОВ, А НЕ РОСТА»

– Существует мнение, что невысоким игрокам сложно играть в розыгрыше. Как вы сами считаете, не помешали бы лишние 5-7 см?
– Не помешали бы, роста хочется. Но когда я пришла заниматься гандболом, меня с первой же игры поставили в центр. С тех пор прошло больше десяти лет, и ни разу моя позиция не менялась, поэтому я уже привыкла. Я бы сказала, что мне больше не хватает габаритов, а не роста. Иногда, кажется, что всех уже обыграла, впрыгиваю, а меня обратно (смеется).

– Гандбол вообще развивает у женщин очень специфичные фигуры. И, глядя на габаритных скандинавских гандболисток, складывается впечатление, что русские все же больше следят за эстетикой тела, чем подчиняются гандбольным канонам развития телосложения.
– Да, у нас много игроков, которые следят за фигурой. Но в основном это чистая физиология. У меня есть комфортный игровой вес, я специально не худею, но если прибавляю два лишних килограмма, в игре приходится очень тяжело, прыжок становится ниже. В Европе с детства заставляют качаться по пять раз в неделю, из-за этого у игроков такие фигуры. Но я бы не сказала, что они толстые, просто прокаченные. В России по-прежнему ценятся игроки 190 см и с плечами на метр, но мне кажется, эта мода уже проходит. Посмотрите на Корею, у них на Олимпиаде бегали одни коротышки, но они заставили нас понервничать, потому что все быстрые и прыгучие.

– В этом сезоне вы вице-капитан. В чем это проявляется?
– Для меня практически ничего не изменилось, потому что я всегда была активная. Я в дубле семь лет была капитаном. Тут больше дело в позиции разыгрывающего. Мне нужно общаться и с тренером в том числе, высказывать мнение по игрокам, обсуждать разные моменты. Мне нравится, что мы с Алексеем Николаевичем спокойно можем предлагать друг другу свое видение игры. Он приветствует, когда я предлагаю свои варианты. Есть вопросы, которые мы решаем только с Викой.

– В ролике на Хэллоуин вы всех рассмешили, сказав, что боитесь голубей. Насколько серьезно ваше заявление?
– (Смеется) Это правда. Когда он сидит один, я его не боюсь. А вот в парках стаи голубей, которых, например, кормят, вызывают у меня дикий шок. Однажды, когда я была маленькой, я сильно заболела, и ночью у меня была высокая температура, и начался бред. Мне приснилось, что меня атакуют голуби. С того момента я их боюсь и обхожу стороной на сто километров.

– ВОПРОС НЕ В ТЕМУ. Кто придумывает условные обозначения для комбинаций, которые вы показываете перед розыгрышем?
– Придумываем сами, иногда тренер подсказывает. Это условный жест, который обозначает ту или иную игровую ситуацию, связку или комбинацию, которую мы сейчас будем играть. Это все придумывается заранее, поэтому все игроки, находящиеся на поле, знают, по какой схеме им нужно будет действовать. На данный момент у нас в районе пяти комбинаций, но в процессе они могут видоизменяться и вытекать в какие-то продолжения. А вот какие конкретно схемы стоят за этими жестами, я вам не расскажу, это наши командные секретики (улыбается).